Эквадор, путешествие к Центру Земли

В Эквадоре говорят на испанском языке. Предлагаем вам небольшой словарь с понятиями, чрезвычайно важными для жителей страны, где находится центр Земли.

Амазонка (Amazonas)

На территории Эквадора эта великая река представлена всего 2 процентами площади своего бассейна. Но она сформировала тут целую географическую, климатическую и биологическую зону (Ориенте), ставшую местом притяжения туристов со всего мира. Как утверждают ученые, здесь собрана почти треть экзотических птиц, которые обитают на Амазонке, и десятая часть всех растений планеты. Посмотреть на это богатство флоры и фауны можно с борта индейской пироги или комфортабельного экскурсионного кораблика.

К сожалению, съездить на Амазонку у нас не получилось. Но знакомство с тропическими насекомыми я получил, что, к слову, заставило засомневаться: стоит ли вообще отправляться в тропики с неуравновешенной нервной системой. Когда на меня с шумом спланировал кузнечик длиной сантиметров 10-12, я от неожиданности пришел в ужас. Но вовсе меня выбило из колеи то, что эта тварь так вцепилась в футболку, что я не мог ее стряхнуть. Пришлось в буквальном смысле ударить кузнечика по голове и убежать в машину. Остается только догадываться, как бы я среагировал на ползущего по ноге муравья-гиганта или неожиданно упавшего на голову 15-сантиметрового жука-дровосека.

Бананы (bananas)

Утверждение, что эквадорцы отправляют в Россию “кормовые” бананы, – выдумка. Может, каких-то поросят этими фруктами и кормят, но исключительно потому, что бананов здесь хватает и людям, и животным. В любом эквадорском магазине и на рынке можно приобрести абсолютно такие же бананы, к каким мы привыкли в наших супермаркетах. Другое дело, что в Эквадоре имеются также бананы маленькие (“дамские пальчики”), зеленые, красные и т. д. – десятки сортов. И называют их здесь чаще не бананами, а мадуро или гинео. А есть еще и платано. Это гигантские фрукты, которые по форме напоминают обыкновенные бананы, а по размеру – небольшие кабачки.

В общем, Эквадор – в прямом смысле слова республика банановая. И эти плоды добавляют здесь буквально во все блюда. Их можно найти в соках, супах, соусах, салатах, в виде начинки для булочек и в качестве гарнира – жареные кусочки платано почти в обязательном порядке подают к мясу или рыбе.

Вулканы (volcanes)

На территории небольшого Эквадора находятся несколько вулканов, в том числе и действующих. Пичинча, расположенный вблизи столицы, в 1999 году покрыл Кито слоем пепла, и может повторить это в любой момент. 50 раз за последние 300 лет извергался вулкан Котопакси, вершину которого (около 5900 м) можно увидеть только в очень хорошую погоду. Сюда, кстати, проложена железная дорога из городка Латакунга, и подняться по ней можно довольно высоко. Вулкан Тунгурауа вблизи города Амбато и сейчас дымит и посыпает окрестности ядовитой пылью. В ясную ночь, говорят знающие люди, на его вершине видны языки пламени. А недалеко от Отавало можно заказать уникальную экскурсию в населенный людьми кратер потухшего вулкана Пулулауа.

Галапагосские острова (las Islas Galapagos)

На знаменитые Галапагосы мы не попали. И даже не пытались. После бесконечных путешествий по материковой части Эквадора и “приключений” с деньгами и банковскими картами не решились отправляться еще за тысячу километров и оплачивать, кроме стоимости билетов (порядка 400 долларов), некий экологический сбор – 30 долларов за каждого – и 100-долларовый билет в национальный парк. Да и местные гостиницы, насколько удалось выяснить, экономкласс не предполагают: 80-100 долларов за место – это минимум.

Галапагосы входят в мировую пятерку наиболее привлекательных островов мира. Знаменитые огромные черепахи, пеликаны, пингвины, игуаны, альбатросы, акулы, киты, дельфины, морские львы и котики и сотни других представителей животного мира (900 видов!) – все это здесь в шаговой доступности. Недаром именно на этих островах Чарльз Дарвин пришел к выводу об эволюции. А еще тут есть вулканы, включая действующие, 60 туристических троп и несколько вариантов круизов по океану с посещением не только обжитых островов, но и необитаемых.

И уж если попадете на Галапагосы, не забудьте сделать фото на фоне нового аэропорта. Он уникален своей экологичностью. Здесь по максимуму используют натуральное кондиционирование, естественное освещение и “зеленую” энергию. Например, для нужд аэропорта собирают дождевую воду, которую нагревают до нужной температуры солнечные батареи.

Деньги (dinero)

В Эквадоре в ходу американские доллары, которые можно заранее купить в любом обменном пункте России. Единственное условие – там же постарайтесь поменять 100-долларовые купюры на двадцатки. Иначе придется немало потрудиться, сбывая их в Эквадоре. Тут даже в приличных заведениях так боятся фальшивок, что готовы терять клиентов, не принимая у них крупные деньги. Впрочем, безвыходных ситуаций не бывает – разменять купюры можно в Центральном банке (другие финансовые учреждения в этой услуге откажут). А нам повезло на индейском рынке в Отавало, где торговцы рискнули взять банкноты и, смеем надеяться, не прогадали.

Не все просто и с банковскими картами. Во-первых, их здесь принимают к оплате далеко не везде. Во-вторых, как выяснилось, даже в крупнейшем российском банке нужно было изначально получить некое разрешение на использование пластика в поездке в Эквадор. Но и это не все. Будьте осторожны: когда в Москве ночь, связь с вашим банком может внезапно оборваться, и деньги вы не получите. Учитывая разницу во времени, мы снимали доллары с карты, как правило, утром – и в этом случае трансакции проходили безотказно. И главное – не пытайтесь получить с кредитки сразу большую сумму. Редкий эквадорский банк готов выдать в течение суток более 300 долларов, а потому крупные покупки (тех же билетов на Галапагосы) лучше тщательно планировать заранее.

Еда (comida)

Эквадорская еда от нашей отличается так же, как испанский язык от русского. Есть родственные слова, но попробуй выловить их в разговоре и догадаться, о чем идет речь. Так и с продуктами – тут даже картошку в супе я признал не с первого раза. Да что говорить, если у “кока-колы” с ее классическим рецептом довелось почувствовать совершенно незнакомый привкус – видимо, из-за свойств местной воды. Другими словами, попытку рассказать о том, что здесь едят и чем кормят, мы предприняли, но она обречена на провал. Ну, невозможно передать словами, на что похожи мясо морской свинки, мякоть кактуса туна или сок древесных помидоров! Придется вам при случае попробовать самим!

Женщины (mujeres)

Эквадорские девушки – конечно, на любителя. Как правило, они невысокого роста, с большой грудью, широкими бедрами и плечами. У нас таких принято называть коренастыми. Худышек на улицах особо не встретишь – многие женщины очевидно предрасположены к полноте. Особенно это заметно в Кито, где больше потомков коренного населения, чуть меньше – в Куэнке или Лохе. И тем удивительнее было смотреть по утрам телепередачу, в которой то и дело давали сюжеты о местных моделях – высоких стройных девушках, готовых претендовать на корону мировых красавиц. Шансы, кстати, есть: с 2001 года представительницы Латинской Америки побеждали на конкурсе Мисс Вселенная 7 раз!

Другое дело, что представительницы Эквадора, на мой скромный вкус, любой европейке дадут сто очков вперед в плане обаятельности. Не стоит и удивляться, если кто-то из милых девушек ответит вам на улице улыбкой в ответ на приветливый взгляд. Да и вообще в карих глазах эквадорочки можно прочитать, пожалуй, что угодно, кроме банального “отвали” – знакомого с подросткового возраста холодного, пренебрежительного, а порой и высокомерного взгляда. Пользуясь случаем, передам привет жене, ведь когда-то меня покорила как раз ее солнечная открытая улыбка.

Здоровье (salud)

За время, что мы находились в Эквадоре, нам однажды пришлось обратиться в частную клинику – у ребенка сильно заболел живот. Доктор был внимателен к тому, о чем говорила жена, выписал с десяток лекарств и попросил за услугу 20 долларов. Другими словами, болеть тут невыгодно. Впрочем, государственная медицина есть, большие деньги выделялись для строительства больниц и медоборудования, но врачи не спешат заполнять вакансии, предпочитая открывать собственные кабинеты. Впрочем, служба “скорой помощи”, родильные дома и перинатальные центры здесь работают бесплатно и без сбоев. Так говорят, а проверять эти слова нам, к счастью, не пришлось.

Кстати, тот самый 20-долларовый доктор в рецепте от фарингита, среди прочего, прописал полоскать горло колой с лимоном. И это не анекдот: для аналогичной процедуры моя жена как-то приготовила горячий раствор очень крепкого кофе с солью. И, между прочим, помогло.

И в тему добавлю о здоровом образе жизни. Пришлось немало удивиться, но эквадорцы почти не курят. Можно выйти на улицу, прогуляться и не встретить ни одного дымящего человека! Я испытал настоящий шок, когда на автовокзале перед уходящим в ночь междугородным автобусом не заметил ни одного пассажира, который бы, по известной привычке, “накуривался впрок”. Хотя вовсе не факт, что дело в профилактике. Возможно – в дороговизне сигарет. Дешевле, чем за 3 доллара, пачку тут не купить.

Индейцы (los indios)

В Москве, Санкт-Петербурге, Воронеже и других крупных городах европейской части России нередко можно встретить индейских музыкантов из Перу или других стран Латинской Америки. Как правило, они наряжены, словно Чингачгук из детского фильма – все в перьях, ленточках, ремешочках. Подозреваю, что это своеобразный театральный реквизит, который помогает “продавать” сопутствующие товары и диски. В том же Эквадоре таких индейцев не найти. Даже на Амазонке, где коренные жители меньше всего взяли от цивилизации и пытаются походить на своих предков. И между прочим, здесь уважают историю и позволяют представителям нацменьшинств не только на общих правах претендовать на любую работу, но и носить привычную им одежду. Так что нечего удивляться, если в каком-нибудь магазине продавец-мужчина окажется с хвостиком на голове и в шортах. Хорошо, что не в перьях.

Коста (Costa)

Маленький Эквадор делится на 4 географические, геологические, биологические и климатические зоны – Косту, Сьерру, Ориенте (это, собственно, Амазония с ее джунглями) и Галапагосские острова. О том, какой мы увидели Косту – буквально “побережье” – можно прочитать в репортаже о поездке в Салинас и Гуаякиль. Это бесконечные саванны – субэкваториальные степи, так называемые свайные домики (первый этаж начинается, по сути, на уровне второго), банановые “леса”, вдоль которых можно ехать часами, и приокеанические города-курорты.

Между прочим, как утверждают статистики, если раньше большая часть населения предпочитала жить в гористой местности, то сейчас многие спускаются ближе к морю. Это уже устоявшаяся тенденция, и потому именно здесь самая высокая плотность населения в Эквадоре. Недаром Гуаякиль выигрывает спор у Кито по количеству жителей, хотя в середине XX века это был типичный провинциальный город типа Лохи.

Любовь к жизни (аma la vida)

Не знаю, сколько правительство Эквадора заплатило рекламистам, придумавшим слоган “Эквадор любит жизнь”, но, наверное, они обеспечили себе безбедную старость. Настолько точно, в нескольких словах, описать ментальность населения – дорогого стоит.

Правильность фразы, возведенной в девиз, на мой взгляд, подтвердила недавняя история с экс-агентом ЦРУ Сноуденом, который в июне неожиданно попросил политическое убежище в Эквадоре. Власти еще не успели понять, что к чему, как США заявили о возможной ликвидации ряда таможенных льгот в отношении Кито – грубо говоря, о лишении страны “премии” за борьбу с наркотрафиком. Однако на следующий день Эквадор сам отказался от всех льгот, дескать, “принципами не торгуем и ставим их выше любых финансовых отношений”. В итоге Сноудена туда никто и не позвал, и тем сильнее проявилась жесткая позиция государства в отношении своей независимости. Человеколюбие и взаимоуважение – вот основные принципы, на которых в Эквадоре держится многое и которые не продаются даже за огромные американские деньги.

Кстати, я был в шоке, когда гвардеец в парадной военной форме, охраняющий президентский дворец в Кито, на моих глазах убрал руку с оружия и полез в карман… за мобильником. “Да, я на дежурстве”, – прошептал он в трубку, выслушал ответ и спокойно попрощался. Но ведь и представить себе невозможно, чтобы часовой в Александровском саду хотя бы просто почесал за ухом, а что уж говорить о телефонных звонках. “Принципами не торгую и люблю жизнь”, – наверняка сказал бы гвардеец, если бы я от удивления не забыл даже те несколько слов, что знаю в испанском языке, и пожурил бы его “за разговорчики в строю”.

Машины (carros)

Уж не знаю, почему, но многие спрашивают, какие автомобили ездят по Эквадору. Может, это из-за телерепортажей с Кубы, где широко используют древние американские линкольны и бьюики. Нет, в Эквадоре с машинами все в порядке – много современных американских и японских машин, встречаются “корейцы” и “немцы”. А вот в роли “динозавров” выступают, увы, наши “жигули”, которые здесь, независимо от года выпуска, именуют “ладами”. Что говорить, если на улицах можно встретить ВАЗ-2102 и 2103, которых и у нас днем с огнем не сыщешь. В Гуаякиле вообще отличились – тут таксисты в массовом порядке перемещаются на “шестерках” и “семерках”, не привлекая внимания местных бандитов. Популярны в стране и “нивы” – не “шеви”, но уже относительно новой модели. И встретились пара “десяток”, которые, к моей гордости, в общем потоке смотрелись вполне прилично.

Что же касается правил дорожного движения, то они весьма специфические – из-за дефицита знаков. В частности, мне бы очень не хватало указателя “Главная дорога”: я никак не мог понять, кто кого где должен пропускать. Судя по тому, что на многие перекрестки водители выезжают с сигналом клаксона, тут в этом вопросе тоже не все разобрались досконально. Но как бы то ни было – факт: бесконечно перемещаясь по городам и между ними, мы стали свидетелями только трех ДТП. Это, конечно, парадокс, объяснения которому я найти не смог.

Ночь (noche)

Ни за что бы не подумал, но ночь в эквадорской столице проходит куда тише, чем в более провинциальных Куэнке или Лохе. Речь, собственно, о криминале. Во всех путеводителях по Кито туристам настоятельно советуют не выходить на улицы после 21.00, поскольку к этому времени здесь небезопасно. Не скажу, что мы всегда выполняли этот график, но однозначно: после девяти здесь трудно встретить праздно гуляющего человека. Кто-то спешит домой, кто-то выскочил на минутку в магазин, но – никаких романтических прогулок под луной. Более того, в 23.00 в Кито становится тихо даже на автодорогах. Редкие водители, обычно таксисты, даже не теряют время на светофорах, не опасаясь столкновений на перекрестках. Полиция, впрочем, встречается – с непременно “мигалкой”, даже если оперативная машина просто стоит на обочине.

Еще хуже дело обстоит в Гуаякиле, известном лихими нравами портового города. Здесь затемно и в самом деле не рекомендуется останавливаться на красный свет. А вот в Куэнке и Лохе “ночного режима” нет – на улицах могут задержаться и влюбленные парочки, и слегка выпивший прохожий, и даже запоздавшие в гостях родители с детьми, которые спокойно, не переходя на бег, возвращаются домой. В Кито и Гуаякиле о таких променадах, похоже, можно только мечтать.

Отели (hoteles)

Ночевать в эквадорских гостиницах нам не пришлось. Но, как удалось выяснить, долларов за 20-30 можно найти вполне достойный ночлег в большинстве городов. В том же Баньосе нам и вовсе предложили остановиться за 6 долларов – видимо, сделав сезонную зимнюю скидку. Имеются и экзотические варианты для любителей “зеленого” туризма – например, снять асьенду (что-то вроде нашей усадьбы в сельской местности) или место в экоотеле (с обязательными прогулками пешком, на велосипедах или лошадях). Впрочем, если есть деньги и желание вложить их в размещение в фешенебельных отелях – найдутся, естественно, и такие. Номер в спа-отеле, например, стоит долларов сто-двести и даже дороже.

Погода (clima)

Вот в чем можно позавидовать жителям Кито, Куэнки или Лохи, так в том, что им не нужно каждый день спросонку бежать к градуснику или следить за прогнозом погоды. Оделся по-летнему, накинул сверху кофточку или ветровку, чтобы днем можно было легко снять, захватил зонтик – и так каждый день. Плюс 18-21 днем, 7-11 градусов ночью. И даже кондиционер не нужен (в отличие от обогревателя, который порой приходится ночами включать).

Постоянство погоды налицо и в других регионах Эквадора, но чем ближе к океану, тем жарче днем. В том же Гуаякиле температура воздуха доходит до 33 градусов, ночью опускается до 20 – и все стабильно. Разве что с января по май нужно брать с собой зонт, а в другие месяцы дожди здесь крайне редки.

Революция (revolucion)

Эквадор, конечно, банановая республика, но термин, придуманный О. Генри, в этом случае приобретает буквальный смысл. Настоящих революций здесь не было 8 лет, если не считать неудавшийся переворот в 2010 году. Показательно, что нынешний глава государства Рафаэль Корреа – первый президент за 100 лет, который без каких-либо диктаторских замашек руководит страной более 6 лет.

Однако совсем без революций в Эквадоре не обходится. Здесь проходит так называемая “гражданская революция”, идеологом которой стал сам Корреа. Речь идет, по сути, об изменениях в социальной политике. Государство вкладывает большие средства в здравоохранение, образование, культуру. “Его обвиняют в том, что он разрушил покой, поляризует общество, но каждый процесс изменений предполагает сопротивление недовольных”, – пишет портал переводов из эквадорской прессы. Надо сказать, ловко придумано: благодаря такой управляемой революции, возможно, здесь удастся избегать революций стихийных.

Сьерра (Sierra)

Еще одна зона Эквадора, наряду с Костой, Ориенте (Амазонией) и Галапагосами. Это во всех смыслах центральная часть страны. Здесь расположены важнейшие города (Кито, Куэнка, Лоха, Амбато, Риобамба) и крупнейшие туристические объекты (в основном, благодаря вулканам, горам и линии экватора). И здесь в само деле очень красиво. Именно в Сьерре вы можете сидеть под пальмой в прохладце (жарче 25 градусов тут, кажется, не бывает), пить выжатый из сахарного тростника сок или свежесваренный кофе и смотреть, как заходящее солнце цепляется за горные вершины.

Такси (taxi)

С местными такси в Эквадоре придется столкнуться, пожалуй, каждому туристу. Это и дешево, и удобно – махнул рукой с любой обочины, где бы ни стоял, и тут как тут желтая машина с приветливым водителем. Особое наслаждение испытываешь, расплачиваясь после длительной поездки, когда таксист называет смешную, по российским меркам, цену в два-четыре доллара. А все дело, пожалуй, в том, что счетчик в машине начинает накручивать стоимость лишь с нескольких центов или вовсе с нуля, и из-за более низкой цены бензина (в полтора-два раза) проезд получается дешевым. А потому не стоит удивляться, что у светофора на перекрестке может одновременно собраться десяток таксомоторов.

Единственная проблема – не всякий таксист знает дорогу. В Кито нам дважды пришлось столкнуться с тем, что водители путали адреса. Нет, не пытались прокатить длинным путем, а именно ошибались. “Три года работаю, а такой улицы не знаю”, – улыбаясь, развели руками оба заплутавших водителя. Да так искренне, что пассажиру и не поругаться.

Улыбка (sonreir)

Приветливость эквадорцев – похоже, национальная черта. Тут действительно можно улыбнуться незнакомому человеку и получить… милую улыбку в ответ. Невозможно и представить, чтобы кто-то зашел в магазинчик или подошел к рыночному прилавку и не пожелал торговцу доброго дня. Более того, местные жители искренне уверены: лучше поздороваться дважды или трижды в день, чем однажды забыть кого-то поприветствовать. Единственное – мне было трудно понять, когда здесь заканчивается “буэнас диас” и начинается “буэнас тардес”, а когда приходит время для “буэнас ночес”. Возможно, в этом путаются и сами эквадорцы. По крайней мере, некоторые из них частенько ограничиваются многозначительным приветствием “буэнас”.

И не волнуйтесь, если кто-то из ваших новых знакомых при встрече потянется вас поцеловать или, как минимум, приложится своей щекой к вашей. Тут такое в порядке вещей. “Вежливость”, называется.

Фрукты (frutas)

Это забавно, но в марте в Кито проводят выставку экзотических фруктов мира, чтобы столичные жители могли познакомиться с некими плодами, которые не растут в Эквадоре. Найти их названия мне не удалось, но и представить себе нечто более экзотическое, чем то, что продается на местных рынках, решительно невозможно. Перечислю только несколько названий: черимойя, маракуйя, гуайява, наранхилья, туна, бабако, гранадилья, пепинос, тамарильо – это только те фрукты, что я смог запомнить. Попробовать, если откровенно, удалось не все, поскольку в Эквадоре зима, а самый сок здесь в сентябре или марте.

Да, про ананас, кокос, авокадо и помело, которые можно купить и в наших супермаркетах, я уж и не говорю. Но добавлю: делать вывод о фрукте, попробовав его где-нибудь в Москве, – в корне неверно. Как правило, любую папайю отправляют через океан еще зеленой. А уж как она по дороге “дойдет” до нормального состояния – большой вопрос.

Христианство (cristianismo)

Для верующего человека поездка в Эквадор может показаться в некотором смысле паломнической. Небольшая часовня возведена на холме Санта-Ана, куда просто обязаны подняться все гости Гуаякиля. В комплексе Mitad del Mundo храм делит линия экватора. Молитвенное место оборудовано в банкетном зале президентского дворца в Кито. Да что говорить о крупных мегаполисах, если в любом самом маленьком городке здесь 2-3 ухоженные церкви с непременным кафедральным собором на центральной площади. И особое впечатление производит Католический университет в Куэнке – целый комплекс величественных зданий, в которых, получив благословление, можно освоить обычные профессии.

Как утверждает статистика, католицизм исповедуют более 90 процентов населения Эквадора. Но поверить в это можно ровно в той же степени, как и в 73 процента православных в России. Если в воскресенье в эквадорских церквях что-то похожее на аншлаг, то в будние дни здесь немало свободных мест.

Цены (precios)

Если не вдаваться в подробности, то продукты в Эквадоре дешевле, чем у нас. Особенно выгодно покупать фрукты. Их здесь, если брать на улице или рынке, не взвешивают – отдают кучками или пучками. Крупных апельсинов в доллар может влезть, например, 4 или 5, мелких – целый пакет.

Примерно вдвое дешевле нашего эквадорцам обходятся бензин и коммунальные услуги (вода, электричество и вывоз мусора, а в связи с отсутствием централизованного газоснабжения в каждом доме приобретают газовые баллоны). А вот телефонные разговоры приносят семейному бюджету немалый ущерб. На первый взгляд, тарифы сотовых компаний (вместо “большой тройки” тут лишь “двойка”) похожи на российские. Только если у нас речь идет о копейках, в Эквадоре – о центах. Разница, напомним, в 30 с лишним раз. И однозначно дорого приобретать тут цифровую технику – от мобильников до холодильников. В лучшем случае цены на них равны нашим, но, как правило, существенно выше.

Черта характера (rasgo de caracter)

Обаятельные и приветливые эквадорцы совершенно непунктуальны. Просто нет такой черты в характере. Нам с нашими провожатыми довелось опоздать на какую-то встречу на час (!) и, как выяснилось, мы пришли не последними. А уж задержка на 15 минут – вовсе не срок и даже не обсуждается.

А еще поразил тот факт, что на магазинах, парикмахерских и салонах связи не найти табличек с указанием времени работы. В итоге клиент в любой момент рискует оказаться перед закрытыми дверями. Причем днем совершенно неясно: то ли хозяин лавки отошел на перерыв, то ли вовсе не работает, и ждать его не имеет смысла.

Школьники (escolares)

С ними невозможно не столкнуться на городских улицах. Они повсюду – небольшие группки девочек и мальчиков в форменных костюмчиках зеленого, синего, красного, серого цветов с белыми носочками или гольфиками. Они либо спешат в школу, либо спокойно возвращаются домой, смакуя на ходу поп-корн или картофель фри. Школьная форма здесь в каждом заведении разная, причем в точно такие же пиджаки и юбки облачается и педсостав (разве что гольфы учителям можно не носить).

Выглядит очень забавно, когда крохотный шестилетний мальчик важно вышагивает по улице в заметном издали костюме красного цвета. Возможно, это не спроста. Власти всерьез обеспокоены высоким уровнем безграмотности (многие школьники не заканчивают полный курс учебы), и аккуратная, но яркая одежда в какой-то степени служит рекламой системы среднего образования.

К слову, большинство школ в Эквадоре частные и, соответственно, платные. Есть и государственные, но попасть туда не просто. В прежние годы в этой сфере возникали частые коррупционные скандалы, но сейчас, насколько удалось понять, многих ребят, начиная с 4 лет и 8 месяцев, в первый класс набирают по жребию.

Экватор (ecuador)

Линия экватора проходит по территории 14 стран мира, и из 40 тысяч километров маленькому Эквадору досталась весьма незначительная ее часть. Но только одно государство названо в честь экватора (не считать же таковой Экваториальную Гвинею). Туристов этой географической особенностью завлекают практически везде, где пролегает нулевая параллель. Известны некие памятные сооружения в Бразилии, Кении и Сомали. Однако, пожалуй, на экваторе нет туристического комплекса известнее, чем Mitad del Mundo.

Я (yo)

Собственно, ваш корреспондент в Эквадоре – Андрей Полухин. С удовольствием путешествовал по этой маленькой, но богатой на открытия стране, и теперь с не меньшим удовольствием поделился впечатлениями с читателями “РГ”. Спасибо за внимание и до новых приключений!

Эквадор, путешествие к Центру Земли

 

 

Поделиться ссылкой: